Стихи на даргинском языке

Войти через uID Старая форма входа. Перевод с даргинского М. Аминова В скалах ли, у гнезд орлов, Был ты матерью рожден, Чтобы глазом не моргнул Перед бурей и дождем? В грозных ли ущельях львов Воспитал тебя отец, Чтоб от жгучих слов твоих Молча пятился подлец? Разве честный сын ее Будет в стороне стоять? Хоть в родном селе беда, Пляшет глупая жена: Муженек ее сидит, Примостившись у огня.

Ты не дрогнешь ни в грозу, Ни в метелях вихревых, Ты один в степях Чечни Пеший ловишь верховых. Пашешь, косишь — устаешь, А шагаешь — молодцом, Будто львицею вскормлен Животворным молоком. До заката у тебя Плечи вольные тверды, На закате, мой храбрец, Руки хваткие щедры. Если б райские услады Вдруг да предложили мне, Я, конечно, предпочел бы Жить с тобою на земле.

Корабль какой бы ни тонул — Ты гибнешь первая на нем. Пускай чудес на свете нет, В душе твоей немало их, Ты — чудом уцелевший цвет В землетрясеньях роковых. Как у хлеба и воды, У супругов лад и мир. А у труса в конуре Вечная идет война: Объявив жену врагом, С ней воюет, сатана! Мудр и славен — кто влюблен, Кто в порывах чувств и дум.

В луже дождевой воды Жаба, как мулла, поет: Утолите вашу страсть — Вешний день, как дождь, пройдет. Слетит ли она или нет На кровлю мою без стрехи? Над кровлями сокол парит, По взмаху крыло узнаю. Ах, сядет ли он или нет На бедную руку мою? Подожди, словцо скажи, Ведь медовый твой язык, Раз поговорив со мной, Не иссохнет вдруг в устах, Словно листья на кустах. Как пойдешь за молодца, Так поникнешь головой, Точно по весне овца.

И блестящим башмаком Слишком шумно не шурши Долго ли цветет у нас Мушмула в лесной глуши? Станешь матерью, постой, — Уж придется и тебе Надевать чарых простой. Ах, кому же стать хозяином Этих страшно черных глаз?! В зале ханского дворца Зеркало из серебра, Кто же всмотрится в тебя, Горем ослепив меня, Словно молнией дитя?

Твой сверкающий кувшин Ослепляет всех парней! Да отсохнут кисти рук У кайтагских мастериц: Шаль твоя огнем горит — Хоть на месте падай ниц! С сердцем гордым, как твое, Я по скалам бы скакал, Разгоняя воронье. Сел бы сокол на плечо С блеском глаз, как у тебя, Я бы по горам ходил, Горных курочек слепя. Что же с того, о любовь, Что я пою много лет, Коли не мне, а другим Взвешивать груды монет?

Забери меня с собой, Буду за тобой ходить, Как ягненок за овцой. Как пчела с цветком в лугах Сердце говорит с тобой. Тихим утром трепещу, Хоть спокойно поднялся: Словно соколы в простор Рвутся за тобой глаза.

Рашидов Рашид Меджидович

Да чтоб вырвал волк тебя В темноте глухих лесов! Поле в зелени давно, Но не стала ты моей. Да чтоб стала ты женой Нищего с пустой сумой, Чтобы вечно ожидать Мужа с собранной мукой! Обещала ты потом Стать моей, когда весной Расцветут в горах цветы. Склоны гор давно в цветах, Но моей не стала ты. Да чтоб стала ты женой Мелочного торгаша, Чтобы из-за лоскутов Извелась твоя душа! Только вспомню о тебе, Вся печаль моя — пустяк. Хоть буран с вершин Урхи Снежный понесет поток — Пусть не сломит он тебя, Мой упругий тополек.

Белый иней жжет цветы, А меня гнетет тоска, Как всевластный белый царь Угнетает бедняка. Если вдруг тоска меня С белым светом разведет, Ты голубкой опустись На могильный камень мой.

Если с этой страстью мне Суждено в могилу лечь, Камни склепа моего Будут плавиться и течь! Как я вспомню о тебе — Свет в глазах блеснет росой И светла ты для меня, Словно солнце за горой. Если бы такая страсть Зародилась не к тебе, А к стихам Корана — то Все бы тридцать книг его Вызубрил я, как никто! Разве может не цвести Яровая рожь в полях Оттого, что нам с тобой Свадьбу справить не хотят После снятия хлебов?

Вздохи тяжкие мои Да поднимут ураган И во двор нагрянут ваш, Чтоб тебя, как легкий лист, Занесло ко мне в шалаш! А пойдешь мимо двора — Ты не поднимай лица: Муж упрячет вновь меня, Как в могилу мертвеца.

А когда прерву я миг Сладкой встречи и любви, — Чтобы муж твой не застиг, Засветишь ли десять свеч, Десять пальцев рук твоих? Я, мол, замужем давно, Мол, обуглилась любовь. А древесный уголь ведь Может, милая, гореть Жарче самых лучших дров!

Да придет тебе пора Наизнанку их надеть, Толстосума схоронив, На страдальца посмотреть! Чистый хмель моих очей Пьет супруга подлеца. Я сказал бы — не беда, Если бы, друзья, она Захмелела хоть чуть-чуть, Как чуллинец — от вина!

Ах, куда же деться мне. Так ее глаза следят — Душу сладкую мою Разрывает хищный взгляд. Я сказал бы — ну и пусть, Если б знал наверняка, Что насытится хоть раз, Как сургинцы — курдюка! Ты упорхнешь, ты уйдешь, Мне снова думать в тиши: Ах, для чего этот взгляд — Искра остывшей души?

Ты охотникам назло Шкурке блекнуть не даешь. Да хвала тебе, вдова: Соглядатаям назло Стройность гордо бережешь. Ведь любовь твоя теперь — Как пустынное жнивье. Не хочу я и страстей, Что остужены тобой: Ведь они, мой друг, теперь — Словно ветер снеговой. Вольной ланью семенит, Не ответив на привет.

У возлюбленной моей От любви бежит душа: Как волчица на хребте, Оглянулась — и ушла. Все я сердцем принимал, Как мужчине страсть велит, Потому-то и оно — Как в бою помятый щит. Пусть же будет то жилье Вечным, как гнездо ворон, Что на дереве гнилом Над бурливою рекой! Дорогой, жене твоей Пожелаю я еще Безмятежно долго жить, Да поможет ей аллах.

Столько пусть она живет, Сколько сушится лоскут Выстиранной кисеи В зноем выжженных степях! И как вдаль я улечу — Или крылья отросли? И айда в мое село! Иль пойдем в твое село. Ты бежишь, как тень, одна, Знать, решила: Хоть невзрачен серый волк, Но хватает он ягнят. Сокол реет над скалой, Хоть он тоже не богат.

За тебя — хоть на штыки А старшины Урахи Устрашают за стихи. Песня вроде пустячок, Но попробуй-ка сыграй — Оштрафуют на быка, Ой, Омарла Батырай! О рассейся, злая туча, Солнышко впусти в окно: Не согретою любовью Пусть согреет хоть оно! Ведь глаза-то в крапинках, Как яички ласточки! А вчерашний твой смешок Растревожил душу мне Ну а ты, жена-краса, Точно стебель камыша Над зеркальною водой.

Не влюбился я в твой дом И поля вокруг него. Я влюбился в гордый стан — И богаче хана стал! Сколько сплетен обо мне, Мол, стремлюсь давно к твоей Многочисленной родне. Ах, пошла бы ты со мной, — Целый свет бы стал родней! Искрометный взор опять Всем ослепшим свет вернет. Светозарная краса, Выйди утром на балкон: Лик твой солнышком взойдет. Ах, собрать бы хворосту Да спалить бы нищету, Да свинца бы, пороху, Чтобы застрелить беду!

И любви не испытал, И в чарыках нет нужды. А счастливее тебя Черный коршун серых скал: Он и страстью не горел, И черкеску не искал. Долгие муки мои, Вас бы в траву обратить, Я бы тогда накормил Всех изнуренных коней. Светлой доли лишена, Даже нитку вьешь сама, О бедняжка, сирота! О несчастная, с тобой Кто бы разделил мечты, Если б не было меня, Кто несчастнее, чем ты? Просыпаюсь по утрам, Словно хищник в западне. Трепет в сердце удалом: Неужели я на дне? И опять мой день пройдет, Как у телки меж волков.

Дума в бедной голове: Будь же проклят, мир клыков! Гордость сердца и нужда — Хуже хвори для умов. Клюв бы тебе расщепить, Ворон над черной горой, Очи голубки моей Выпил ты ясной порой. Пусть обвал тебя трясет, О скалистое плато, — Чтобы выползла змея, Разорившая гнездо! Ты почуешь, может быть, Что душа горит в огне. О поганый ворон скал, Посмотри хоть ты в глаза: Ты увидишь, может быть, Как мутна моя слеза.

Даже близкий отошел Оттого, что обеднел О мой конь, моя родня, Узнаешь ли ты меня? Столько б денег заиметь, Сколько на душе невзгод, Я бы в ситец нарядил Всех убогих и сирот. О душевные раздоры, Если б с вами знались горы, Рухнули б они давно. Яблоня растет одна, Золотом и серебром Блещет на заре она. Я однажды плод сорвал, Оказалось — у плодов Сладость горечи полна. Под горой журчит родник Звонкопенистой воды, Жажда мучила меня, Довела до немоты.

Я дошел до родника, Оказалось — та вода Солоней морской воды. Как тоска согнет меня, Выйду в поле, словно лань О проклятый скотный двор Да безводный край вокруг, — Вековая глухомань! Может, скоро подойдет Доченька моя Аба. Азраил, не уводи Мой последний луч по тьму: Погоди, пока взгляну На дочурку Патиму. А в общем, может, — вырожденец Хоть отцовские поля Пощедрей полей Шургли, На подачках ты живешь, До чего же ты дожил, Ах, Омарла Батырай!

Я согнулся и устал, Как батрак в конце страды, Бренный мир, чтоб ты пропал С тем, кто создавал тебя! Что за подлая пора: Подлецам везде простор, Будто поле для лисиц. Честных держат взаперти, Точно соколов ручных. Выставить бы пушки в ряд Да ружье бы в ход пустить, — Может быть, давно пора Нам разрушить этот мир?!

ФРАГМЕНТЫ Нашу бедную любовь В Верхнем, говорят, Дарго На базаре продают: Беки платят серебром, Бедняки же слезы льют Или дружно заживем, Словно солнце и луна? Как же мне молчать, мои друг, Когда столько подлецов Без стыда галдят вокруг! Что же возвратит тебя, Если не моя любовь? Ты же, ласточка моя, Вечно радуешь меня. Города и села [32]. История и география [91].

Карта сайта

55 56 57 58 59 60 61 62 63
Официальный сайт электронной библиотеки
rus-france.com © 1999—2017 Электронаая библиотека